Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт "Cner"

Вторник, 22.05.2018
Главная » Статьи » Другие статьи » Статьи из литературы

Светомузыка и техника
Нет ничего удивительного в том, что большая часть публикаций, посвященных синтезу музыки и света, появляется на страницах технических и научно-популярных издании. Дело в том, что этот синтез может быть осуществлен лишь при наличии необходимого технического оснащения, включающего в себя средства светотехники, электроники и автоматики.

Да, это непреложный факт — светомузыка  связана в своем развитии с техникой. Но ни в коем случае не следует забывать при этом, что конечной целью всех проводимых экспериментов является решение художественных задач. Музыканты постоянно напоминают об этом, особенно в тех случаях, когда некоторые конструкторы пытаются примитивными средствами решать сложную задачу.

(Под светомузыкой здесь понимается синтез музыки и света, организованного в какие-либо фигуры, линии и т. п. Световая партия при атом может быть как цветной, так и черно-белой. Цветомузыка подразумевает только цветовое сопровождение и является более простой формой светомузыки.

Подробнее об этом можно прочесть в сборнике «Музыка и современность», 1969, вып.6 и в трудах конференции «Свет и музыка», 1969, г. Казань ).

Многим, была известна, так называемая цветомузыкальная радиола "Гамма". Реакция на её появление была незамедлительной и довольно резкой.

Проблема синтеза музыки и света должна решаться содружеством инженеров и музыкантов. Кроме того, необходимо привлечение к этому содружеству также психологов и художников.


Светоинструменты и автоматические установки


Существует два основных типа светомузыкальных устройств. Это — световые инструменты, на которых музыкант исполняет световую партию согласно подготовленной партитуре, и автоматические установки светового сопровождения музыки. Договоримся для удобства пользоваться определениями «светоинструменты» и «автоматические установки».

В самом общем виде оба типа устройств состоят из трех основных элементов: блока управления, блока мощности, оптического выходного устройства.

Важной количественной характеристикой, подлежащей управлению в светомузыкальных устройствах является интенсивность света. Управление интенсивностью можно осуществить в электрической цепи или в самом луче, например, путем диафрагмирования. Последний способ целесообразно использовать при работе не только с газоразрядными, но и с лампами накаливания, так как изменение напряжения накала ведет к изменению спектральных характеристик излучения («покраснение» при низких напряжениях). На практике чаще применяется все таки управление в электрической цепи, для чего используются реостаты, автотрансформаторы, усилители на электронных лампах и полупроводниковых приборах. При работе с большими мощностями применяются магнитные усилители, тиратроны, а в последнее время — тиристоры.

Если назначение и содержание блока мощности во всех устройствах остается одним, то два других блока в каждом случае различны.

В светоинструментах блок управления обязательно включает оператора-исполнителя или запоминающее устройство, позволяющее многократно воспроизводить исполненную человеком световую партию совместно с музыкой.

В автоматических установках блок управления включает анализатор и программирующее устройство, работающее на основе каких-то алгоритмов, выявленных в музыкальной и исследовательской практике.

Очевидно, в этих двух типах устройств блоки управления заведомо должны отличаться друг от друга. Но было бы неправильно понимать эту разницу как простую замену человека анализатором. Задача, поставленная музыкантами, намного сложнее. Их конечной целью является создание специальных светомузыкальных произведений, в которых свет выступает наравне со звуком, а не в качестве необязательного приложения, постоянно подражающего звуку во всех его изменениях. Естественно, как и в других искусствах, никакая «думающая» машина не сможет справиться с задачей сочинения подобных самостоятельных произведений светомузыки. Ну, а если задача проще — создать цветовое сопровождение к уже существующей музыке? Может быть это автомату под силу? В связи с этим возникает следующий вопрос.


Возможен ли перевод звуковой информации в цветовую?


Прежде всего такой перевод пытались произвести на основе того, что и звук и свет имеют волновую природу. Было предложено связать по частотам 7 цветов в спектре и 7 звуков в октаве. Получилось бессмысленное мелькание цвета. Тогда вместо октавы попробовали взять весь звуковой диапазон, используя полосовые фильтры звуковой частоты. При этом с каждым из фильтров связывается определенный цвет. Такие установки предлагаются до сих пор в различных вариантах (подобная схема, кстати, использована и в радиоле «Гамма»).

При определенном подборе оркестра, в некоторых случаях, правда, получается привлекательный эффект автоматического «окрашивания» тембра инструментов: например, контрабаса красным, саксофона зеленым, трубы синим цветом. Но в этой «цветомузыке» не больше художественности, чем в эффекте применения трехцветной пленки, превращающей обычный Телевизор в «цветной»: ведь и она иногда красит небо в синий, лес в зеленый, землю в желтый цвета...

Установлено, что никакой связи между звуком и цветом как физическими явлениями не существует, что в мире видимого значимыми для человека являются сигналы, организованные по своим, отличным от организации звука, законам.

Не вникая глубоко в эту проблему, ограничимся образным сравнением. Будет ли иметь смысл для англичанина такой перевод слова «свет» — по буквам: «svet» (а не «light»)?. Именно с подобной парадоксальной ситуацией «буквального» перевода мы и сталкиваемся при всех попытках физического «переложения» музыки на свет.

Оказывается, в искусстве взаимный «перевод» вообще исключен. Определенней всего это высказано в теории информации. Эстетическая информация определяется в ней (в отличие от семантической) как «непереводимая», «персональная» информация. И если при передаче научно-деловой информации (словами, чертежами, формулами) сообщению абсолютно безразличен способ ее воплощения в реальность, то в искусстве код и сообщение неразрывны. Перекодирование сообщения обязательно сопряжено в данном случае с его искажением. Балет Прокофьева, симфоническая поэма Чайковского и опера Гуно «Ромео и Джульетта»— это не «переводы» на язык танца и музыки поэтического произведения Шекспира. Это самостоятельные произведения различных видов искусств.


Эффект светозвука и принципы конструирования автоматических установок


Итак, полностью справиться с творческими задачами светомузыки пока может только человек, притом музыкант. Главной задачей техники является органическое включение музыканта-оператора в схему блока управления, который, кстати, может и должен содержать элементы автоматики — в помощь человеку, когда музыкант имеет возможность включать те или иные автоматические устройства, моделирующие наиболее часто встречающиеся в музыкальной практике светозвуковые соотношения и если необходимо, вносить коррекцию в их работу или переходить полностью на ручное управление.

Почти во всех автоматических установках (а иногда и светоинструментах) используется зависимость: ритм, динамика звука в музыке — ритм, динамика светового изображения.

Светомузыкальная практика и анализ «цветного слуха» позволяют указать и на ряд других часто встречающихся слухозрительных соответствий:

- мелодическое развитие — графическое развитие изображения;
- тембровое развитие — цветовое развитие графического рисунка, формы;
- тональное развитие — цветовое развитие всей видимой картины, ее колорита;
- движение по регистрам — изменение светлоты и размера изображения.


Эти соотношения не жестко однозначны. Нельзя указать, какой мелодии точно соответствует данная форма, рисунок. Также неодинаковы для разных людей и аналогии «цвет-тембр», «цвет-тональность» (хотя статистический анализ показывает, что флейта и свирель, например, для большинства музыкантов звучат не «черно», а низкая труба — не «голубая» и не «белая»).

Если в выборе цвета и формы музыкант в каждом отдельном случае обладает относительной свободой, то их развитие должно быть обязательно таким, чтобы постоянно обеспечивать достижение так называемого эффекта светозвука, который заключается в том, что при совместном воздействии звука и света возникает иллюзия принадлежности этих раздражителей к одному процессу или существования между ними причинно-следственной связи.

Эффект светозвука возникает не только при воспроизведении отмеченных выше соответствий «цветного слуха», но и при многих отступлениях от них. А что если, согласно вероятностным данным статистического анализа, предусмотреть в программе автомата и эти отступления? Выяснилось, что и в данном случае автомат не сравнится с человеком, так как он не может подчинить развитие звука и света единому художественному замыслу. Если музыкант сознательно выбирает требуемые исходные формы и цвет, сознательно отступает от наиболее общезначимых проявлений светозвука (там, где это необходимо для достижения желаемого художественного эффекта), то у автомата эти действия будут случайными. В чисто же зрелищном отношении результат может быть достаточно привлекательным и, главное, исключающим угадываемость, «банальность» световой партии, которую мы имеем при всех попытках однозначного «перевода» музыки. Как следствие этого при повторном воспроизведении музыки световое сопровождение будет заведомо не одинаковым, потому что нами самими в управлении светом сознательно запрограммирован элемент случайности.

Итак, не однозначный перевод звуковой информации в световую, а совмещение, синтезирование (в рамках эффекта светозвука) слышимой музыки с имеющимся в наличии красочным материалом — вот область возможного применения автоматических установок светового сопровождения.

К примеру, если хотя бы в той же «Гамме» перед источником света вращать трафареты с вырезанными произвольными фигурами, скорость их вращения связать с темпом музыки или с ее громкостью, если суметь уменьшать размеры форм при переходе в верхний регистр, то, несомненно, танец красочных фигур на экране будет несравним с миганием существующего варианта цветомузыкальной» радиолы.

Пока почти все существующие автоматические установки работают по примитивным программам с преобладанием заведомо случайных проявлений светозвука. Но уже они позволяют убедиться в том, что автоматическое сопровождение музыки световыми эффектами имеет право на существование и весьма многообещающе, но его цели заведомо отличны от тех, которые ставятся перед светоинструментами, и скорее относятся к целям декоративно-прикладного искусства. Автоматические цветомузыкальные устройства могут быть выполнены и в виде приставок к радиолам, и в виде декоративных панелей.

Оставим за собой право мечтать. Когда-нибудь кибернетическое устройство возможно сумеет сочинять и музыку, и световую партию. Пока же, как отмечают исследователи, машины моделируют лишь нотные тексты, но не сам процесс композиции. Аналогично и в светомузыке автоматы могут моделировать лишь эффект светозвука в различных егo проявлениях, но отнюдь не сам процесс светомузыкального творчества.

Автор: Б. Галеев

Источник публикации: ж. Радио, 1969, 9, с. 21-22
Категория: Статьи из литературы | Добавил: cner (06.09.2017)
Просмотров: 244 | Рейтинг: 0.0/0